Александр Гутин

Поэзия и проза

История Ноя

       Всемирная история и мастерская серебряных ложечек и золотых коронок Мони Лейбовича представляет новый выпуск библейских историй. Моня Лейбович, ешь зубами с ложки!
       Настало время охуительных историй, садитесь поудобнее, суньте пальцы в ноздрю и слушайте.
       Так случилось, что после смерти Адама, люди охуели. Форменным образом. В мире не осталось ни одного не охуевшего человека. Отчего так произошло до сих пор загадка, но есть предположение, что во всем виноват Каин, потомки которого несли генетический код мудака в последующие поколения.
       Все только и делали, что искали что бы такого сделать злого и ужасного. Некоторые разоряли муравейники, кое-кто воровал гондоны в аптеках, человечество снаркоманилось, переебалось и окончательно скурвилось.
       Даже некоторые животные стали ебаться с другими, не взирая на неидентичность вида. Осел норовил засадить муравьеду, собачка трахала коленку зебре, а белка нет-нет, да и пристраивалась к жопе лося. Люди не отставали. Есть версия, что артист Алексей Панин ведет свой род именно от тех людей, которые были и сами не прочь выебать утконоса и уж тем более прикольную панду.
       Короче, так и жили.
       И вот, когда боженька увидел, как броненосец слезает с лемура, он плюнул, перекрестился и сказал:
       — Ну вас нахуй. Не могу я больше смотреть на это блядство. Не для того я вас тут создавал, чтобы смотреть на этот поголовный разврат и межвидовые скрещивания. Вы звери, господа. Вот вам сто двадцать лет, чтобы навести порядок. Не наведете «тобi пiзда». Устрою потом к чертям собачьим.
       Люди послушали, постояли, почесали мудя. И тут кто-то в толпе вякнул:
       — Да ладно вам, сто двадцать лет! Это когда еще будет! Может и не будет совсем! Напугал ежа голой жопой! Кстати айда ежей трахать!
       И все побежали в лес за ежами.
       Безгрешным и богобоязненным из всех людей оставался только человек по имени Ной (на иврите Ноах, что означает «облегчить», типа он должен был облегчить участь человечества)
       Когда Ной был совсем молодым юнцом, и ему стукнуло всего-то пятьсот лет, у него родились три сына, Шем, Хам, Йефет.
       Как Ною и его семье удалось устоять от соблазнов секса с орангутанами и попугаями, не ясно. Вероятно только пост, молитва и радио Радонеж помогли им уберечь себя.
       Вот к нему боженьки и пришел как-то раз:
       — Короче, некогда объяснять, строй ковчег.300 локтей в длину, 50 локтей в ширину и 30 локтей в высоту и устрой в нем отделения. Когда я скажу, залезай в него со всей мишпухой, возьми каждой твари по паре, доширака всякого в дорогу и плыви. Потому как остальным пиздец, а тебе не пиздец. Понял?
       — Понял, господи — ответил Ной, только у меня вопрос, где же я столько локтей возьму? У меня-то всего два…
       — Бля… вот тебе рулетка и ступай с богом, то есть со мной, бесишь- ответил боженька и злой улетел на облако пить нектар.
       Сто двадцать лет Ной строил ковчег. Люди, прогуливаясь по набережной под руку с шимпанзе спрашивали, мол, что строим, мил человек? Не желаете ли развлечься? Есть чудесные джунгарские хомячки!
       На что Ной угрюмо отвечал, что строит ковчег, как и сказал ему господь, и меня он спасет, а вы все сдохнете!
       Люди крутили у виска пальцами, ржали над ним и шли в ЗАГС, где по слухам один человек женился на бородавочнике.
       И вот на шестисотом году жизни Ноя, семнадцатого числа второго месяца, открылись проёмы небесные и начался потоп. Сорок дней шел ливень, воды в морях и океанах поднялись и потопили все живое. Кроме рыб, кстати. Поскольку рыбы не грешили, хоть по слухам, одному человеку удалось трахнуть сома.
       Сто пятьдесят дней ковчег плавал по морям и океанам, пока он не остановился у горы Арарат.
       — Борев дзэс! — сказал Ной- Вах, мамой клянусь, мы приплыли, чувствуете запах шашлыка? Слышите звуки дудука?
       Два месяца ной ждал, пока вода отступит и покажутся вершины гор. Еще через сорок дней он выпустил из ковчега ворона.
       — Кар! — крикнул ворон и сыбал в неизвестном направлении.
       Тогда он выпустил голубку. Но она вернулась, не найдя подоконника, где можно было бы нормально посрать.
       Через семь дней Ной опять выпустил голубку, и она вернулась с масляничной веткой в клюве.
       Еще через семь дней голубка вообще не вернулась.
       — Нашал таки подоконник- сказал Ной- Пора выходить на берег. Станция Хацепетовка, коечная. Теплоход дальше не идет.
       Но тут опять явился боженька:
       — Тормозни, морячок. Земля должна высохнуть, а то лапти замочишь. Короче, не беги впереди паровоза, я сам скажу, когда и чо.
       Прошло двадцать семь дней и боженька разрешил выходить.
       В ознаменовании чудесного спасения, Ной устроил жертвоприношение. Правда кого и почему не сказано,видимо одного вида животного, какого-нибудь саблезубого тушканчика, мы с той поры не досчитались.
       Боженька в свою очередь, в качестве алаверды, зажег на небе радугу, ни на что такое не намекая.
       — Вот вам радуга в честь знамения завета между мной ив сякой тварью живущей на земле!
       — Ну, охуеть теперь- ответили все сошедшие на берег люди и животные.
       Однажды Ной накиросинился вина, разделся и лежал дома на матрасе без трусов.
       — Гыгыгыгыгы! Батя бухой и без портков! Это же пиздец как смешно! — стал смеяться над ним Хам.
       -Ну, ты Хам и хам!- сказали ему его братья и накрыли отца одеялом.
       Когда Ной проснулся, братья настучали на Хама:
       — Вот, папенька, смотри какой Хам мудак. Вы вот вчера употребили, потому и расслабились, а Хам над вами хамски гыгыгкал и пальцем показывал, да мы вас от стыда подальше прикрыли клетчатым пледом. Натуральная альпака, между прочим.
       — Проклянаю Хама!- сказал Ной, все его потомство будет в рабстве у вашего. налейте что-нибудь, трубы горят.
       — Папа, за что? Уж и поржать нельзя! За что рабство-то?!- закричал Хам.
       Но это уже совсем другая история.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin