Александр Гутин

Поэзия и проза

Эмма Леопольдовна

       Эмма Леопольдовна считалась немкой, хотя ее грустные маслянные глаза и горбатый, как одноименный кит, нос, говорили совершенно о противоположном. Да, Эмма Леопольдовна с одной стороны была учительницей немецкого языка, но с другой стороны ученик шестого «В» Миша Хейфец таки был ее племянником. (далее…)

Дядя Эмик

       Дядя Эмик считался позором семьи. В то время, когда мой папа, его двоюродный брат, старался выполнить пятилетку в три года, когда вся наша страна семимильными шагами шла к победе коммунизма, дядя Эмик имел наглость демонстративно хорошо жить. (далее…)

Колдыб-нога

       В соседнем дворе жил Гуля. Его как-то звали, наверняка, и фамилия тоже была. Но кому это интересно, если он был Гулей. Мальчик с короткой ногой. У него даже башмак был специальный, который ногу увеличивал. Некрасивый такой черный башмак. Он так и гулял, на одной ноге нормальный кед с красной резиновой подошвой, а на другой черный уродливый башмак. (далее…)

Песах

       Учитывая ошибки прошлого, сразу поясню: этот текст строго запрещен для прочтения дебилам, дуракам, людям с атрофированным чувством юмора и людей слишком серьезно относящимся к исторической справедливости, а также считающим, что их сделали такими ущербными именно евреи. Остальным, велькам. (далее…)

История Ионы

       Центробанк отозвал лицензию у банка «Азохен Вэй» , синагога имени Фанни Каплан закрыта на переучет серебряных ложечек, поэтому спонсором нашей сегодняшней притчи о Ионе является Студия художественного обрезания «Хаим-руки -ножницы». (далее…)

Вульф Абрамович

       Разный бизнес контролируют разные группы людей. Асфальт с восьмидсятых курируют армяне. Продажу цветов на киевском вокзале Москвы- азербайджанцы. Евреи, как и полагается евреям, продают и спаивают. Хотя лично я так и не увидел профита от этого гешефта. Не все евреи, видимо, одинаково полезны. (далее…)

История Исаака

       Вообще, как мы помним из предыдущих лекций, мальчику сразу не повезло. Он родился не в самой благополучной семье. В двадцать пять лет его чуть не угандошил собственный папа Авраам, который пытался принести сыночка в жертву. Да благо, голоса в его голове сказали остановиться и прекратить семейный террор. (далее…)

Митя

       Митя он с начала таким и не был вовсе. Это потом он стал героем, конечно. Грудь в орденах, медалях, в газете два раза печатали. Мол, есть такой себе боец пулемётчик Митя Шапкин, прошу любить и жаловать. И говорят, девушки ему пишут. Замуж за него хотят. Это и понятно, бабы. Им так положено, чтобы замуж обязательно. А тут герой, грудь горой. (далее…)

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin