Александр Гутин

Поэзия и проза

Дети войны

Истребители вновь барражируют по два и группой,
Полыхают ежи, а у парка, где сломанный клен,
Кровоточа золой, собирал обгоревшие трупы
Сорок третий пехотный, пока что живой батальон. (далее…)

Коля + Оля

Паутинки летали. Июль. И каникулы в школе.
Старый парк, а сквозь листья струился иголками свет.
И смеется девчонка на лавке семнадцати лет,
А мальчишка царапает буковки «Коля плюс Оля». (далее…)

День апрельский обглодан до корочки

       День апрельский обглодан до корочки. Выпит до глоточка. Зажигаются тусклые окна соседних домов. У заднего входа «Пятерочки» стоит продавщица в фирменном красном халате и курит «Vogue Slim». Бейджик с именем. Я раньше думал, что в «Пятерочках» работают Людмилы и Натальи. Ну, может быть Марины. А эта Кристина. Это необычно. Как имя Эрнест в списке личного состава стройбата. Как имя Глафира в составе канадской сборной по хоккею. Причем мужской сборной. (далее…)

Смотрел вчера кино

       Смотрел вчера кино. Американское. Импортное. Главный герой красив и спортивен. Не то, что я. Его любят девушки. Не то, что меня. На нем красивая одежда, у него отличная машина. Не то, что у меня. У него чудесное образование, он закончил Йель. Вообще не как я. Он живет в шикарном доме с бассейном. Даже сравнивать с собой не буду. (далее…)

Эмма Леопольдовна

       Эмма Леопольдовна считалась немкой, хотя ее грустные маслянные глаза и горбатый, как одноименный кит, нос, говорили совершенно о противоположном. Да, Эмма Леопольдовна с одной стороны была учительницей немецкого языка, но с другой стороны ученик шестого «В» Миша Хейфец таки был ее племянником. (далее…)

Дядя Эмик

       Дядя Эмик считался позором семьи. В то время, когда мой папа, его двоюродный брат, старался выполнить пятилетку в три года, когда вся наша страна семимильными шагами шла к победе коммунизма, дядя Эмик имел наглость демонстративно хорошо жить. (далее…)

Колдыб-нога

       В соседнем дворе жил Гуля. Его как-то звали, наверняка, и фамилия тоже была. Но кому это интересно, если он был Гулей. Мальчик с короткой ногой. У него даже башмак был специальный, который ногу увеличивал. Некрасивый такой черный башмак. Он так и гулял, на одной ноге нормальный кед с красной резиновой подошвой, а на другой черный уродливый башмак. (далее…)

Песах

       Учитывая ошибки прошлого, сразу поясню: этот текст строго запрещен для прочтения дебилам, дуракам, людям с атрофированным чувством юмора и людей слишком серьезно относящимся к исторической справедливости, а также считающим, что их сделали такими ущербными именно евреи. Остальным, велькам. (далее…)

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin