Александр Гутин

Поэзия и проза

Стыд-то какой

       У Кузьмы Петровича Пузырёва в семье произошло несчастье. Дочка его, Люська от робота залетела. Это в Москве, говорят, такое сплошь и рядом, а у нас в Клюевке еще понятия имеются. Где это видано, чтобы девка с роботом снюхалась, да еще и залетела?
       Нет всякое бывало, кто спорит-то. Клавдия, продащица из сельмага замуж за киборга вышла в прошлом году, но так по любви, все чинно. И никаких залетов до свадьбы.
       Или вот училка георграфии из школы тоже мутила с бригадиром Федотычем. А она, между прочим наполовину титановая! И ничего. Три года Федотыч ее охаживал и добился в конце концов. Живут хорошо, она даже яйца отложила, в будущем году пару десятков детишек ждут. Всё чинно, по-христиански.
       А тут такой позор на порядочную семью! Сын Кузьмы Петровича, Дениска приехал из города, бабку Авдотью позвали, собрались, решают что делать. Люська на лавке сидит, рукавом сопли вытирает, да что уже? Поздно! Раньше думать надо было.
       Конечно, Люську понять можно. Девка молодая, дурная, к красивой жизни тянется.
       Робот этот пару месяцев назад с другими такими же городскими на картошку приезжал. Шефствовать. Ну, нашефствовались.
       Приехали они, значит на автобусе из райцентра. А этот робот, который Люську обрюхатил, сам, значит, приехал. На большом гусеничном джипе. Номера у него блатные, три семерки, крыша открывается, салон кожаный, а на заднем стекле «На Берлин!» и «Спасибо деду за Победу» написано.
       У нас такой роскоши и не видели никогда. У председателя Егорова Лада «Инфинити», хоть тачка и крутая, да без кондиционера и на ручной коробке. А тут такая невидаль.
       Ну, значит, остановился джип этот возле клуба. Открывается дверь и на замлю нога ступает в настоящем «Угге».
       А опосля ноги и сам хозяин транспортного средства выходит.
       Бабы аж ахнули.
       Робот, красавец, высокий, лампочками переливается, антенна из натурального дюраля, а на пузе голографическое изображение переливается. То Данила Козловский на коне, то Сергей Безруков на самокате. Понятное дело, у девок молодых голову и вскружило от такого великолепия.
       А робот из воздуха магнитофон двухкассетный материализовал и включил! И на всю деревню как Деспозито вдарило! Аж собаки завыли.
       Ну, тут танцы начались. Местные парни пришли, хотели по традиции городских отпиздить, но те их угостили «ягуаром» и одеколоном, так конфликт себя сразу и исчерпал.
       А робот этот Люську на медляк пригласил. Ну, Люська и растаяла. И хочется, и колется. С одной строны с роботом мутить стремно как-то,а с другой стороны как устоять-то?
       Одним словом, никто не заметил, как это все и произошло.
       Люська стыдилась очень, переживала, а когда выяснилось, что бесследно жаркая ночь для нее не прошла, хотела даже руки на себя наложить.
       Но Кузьма Петрович вовремя к ней в комнату зашел, насилу пачку полония из рук вырвал. И где она только его раздобыла целую пачку, когда он у нас строго по сто двадцать грамм в одни руки по талонам?
       Вот и собрали семейный совет, как уже говорилось. И брательник приехал, и бабку позвали, даже материного деверя позвали Ашота. Хоть он непутевый. Надо же, полтинник прожил, да в армяне подался.
       Одним словом, поговорили, выпили, как полагается, да решили что уж теперь? Замуж за робота того Люську отдавать стыда не оберешься, но только ребятенок не виноват, что мамка у него шалава. Авось вырастят как-нибудь. Образование дадут. Не хуже, чем у людей. А то, что он полуробот, так до поры до времени можно и не говорить, чтоб не травмировать детскую психику.
       Так то. Наш народ добрый, с большим благородным сердцем. Где такой еще найдешь? в Америке, говорят, роботов эксплуатируют нещадно. Хорошо хоть у нас не так. Храни господь.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin