Александр Гутин

Поэзия и проза

И даже елка у нее была серебряная


       И даже елка у нее была серебряная. Лицо игрушки отражают зеркалами. И музыка, как бы, ну, такая медленная… а, вспомнил, Los Pop Tops, название Oh, Mammy…
       Все очень дорого, но с нею гармонирует. Ампир, барокко, в тонких вазочках цветы. И воздух, как бы описать? Слегка вибрирует в дымке «Davidoff» буковки «П.О.Н.Т.Ы.»
       Тончайший лайм, ваниль и тмин французской булочной. Нет в мире никого, наверно, краше! Но где-то там, внтури нее, под поджелудочной, живет малюсенькая девочка Наташа.
       Она живет своей хозяйкой позабытая. Болтать ногами хорошо на подоконнике, и рисовать на стеклах что-нибудь размытое, и в облаках искать верблюда или слоника.
       Ромашкой пахнет, васильками и фиалками. Над нею небо, как бездонная воронка. А если и знакома с бриллиантами, то только по названию зеленки.
       Ее хозяйка вдруг замрет в оцепенении, рукой смахнет с лица знакомые черты. О, Джизус Крайс, опять все те же наваждения…причем тут девочка? Есть буковки «П.О.Н.Т.Ы.»
       Наденет шелк «диорова» апаша, сойдет из рамы шедеврального Дали. Заснула крепко девочка Наташа, не спит роскошная и злая Натали…
       Противоборство ли? Обыденная вечность. Исчезнут страны, континенты, города. И Натали с Наташей встретятся, конечно, но не узнав об этом, правда, никогда.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin