Александр Гутин

Поэзия и проза

Колесо

       — Папа, зачем нам крутить это дурацкое колесо?
       — Тихо, сынок! Никогда ни у кого не спрашивай об этом! Колесо это то, благодаря чему мы существуем. Не будет колеса, не будет ничего!
       — Не понимаю, какая связь? Я, например, не хочу крутить никакого колеса!
       — Хорошо, я тебе расскажу. Понимаешь, люди странные создания. По большому счету мы им не нужны. Примерно также, как нам не нужно это колесо. Но если мы не будем его крутить, мы потеряем смысл. И не будет ничего. Ни опилок, ни еды, ничего.
       — Так не бывает! Должен быть смысл!
       — Нет смысла. Людям хочется, чтобы мы крутили колесо. Знаешь сколько раз меня брал на руки маленький Джош?
       — Тебя брал на руки маленький Джош? Не может быть!
       — Раньше брал. Он целовал меня. Он меня любил, это маленький Джош.
       — Целовал?
       — Целовал. Он прижимал меня к себе так, что я видел большую голубую вену на его шее. Мне было страшно и любопытно одновременно. Маленький Джош не такой уж и маленький по сравнению с нами. От страха я боролся с желанием вцепиться острым резцом в эту самую голубую вену. О! Это было трудно!
       — Но папа, это невероятно страшно! Как ты мог это выдержать?
       — Я и сам не понимаю, сынок. А потом я укусил маленького Джоша. Но не в вену, а в палец. Капелька крови появилась на его коже и он громко заревел. Я думал, что оглохну.
       — Ты рассказываешь невероятные вещи, папа!
       — Да, сынок. Маленький Джош выронил меня из рук, я упал на пол и в ужасе стал метаться по комнате. Никогда мне еще не было так страшно. Полдня я прятался под пыльным и вонючим диваном, я не ел и не спал. Я чуть не умер от ужаса, сынок!
       — Папа, папа!
       — А потом меня отыскал большой Шон и посадил назад в опилки. Я был настолько шокирован, что еще долго стоял на задних лапах и бился передними в стеклянную стенку аквариума. С тех пор маленький Джош никогда не брал меня в руки.
       — Мне трудно это даже представить себе, папа
       — Знаешь, я мог бы и не выжить. После того, как я пустил кровь маленькому Джошу, большой Шон хотел выбросить меня на улицу. И тогда бы не было тебя, сынок. Хвала благочестивой Марте, которая пожалела меня и уговорила большого Шона оставить меня здесь, в раю.
       — Хвала благочестивой Марте!
       — Но ничего не бывает просто так. В благодарность за чудесное спасение и в искупление грехов своих я обязан крутить колесо. И ты, сынок тоже. Так сказали нам люди. Так будет всегда. Им хочется, чтобы мы крутили колесо. Хотя бы потому, что больше от нас для них нет никакого толка.
       — Я понял тебя, папа. Я обещаю тебе всегда и везде крутить колесо.
       — Вот и славно, сынок. Вот и славно. Ты у меня совсем взрослый хомяк. Пошли покрутим колесо вместе, во имя маленького Джоша, большого Шона и благочестивой Марты!
       — Аминь, папа, аминь!

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin