Александр Гутин

Поэзия и проза

Почти по Форест Гампу

       «Это все, что я могу сказать по этому поводу»
       Форест Гамп

       Я всегда не понимал людей, которые никуда и никогда не спешат. Немного завидовал, еще меньше восхищался. Они всегда знают, что успеют туда, куда необходимо, а даже, если и припоздают, то небо не рухнет, океаны не выйдут из берегов и добрый Боженька с мягкой седой бородой не пизданет им в темечко карающую молнию.
       В воображении рисуется этакий супергерой в широкополой шляпе, прикуривший гаванскую сигару от бикфордова шнура и знающий, что у него есть ровно двадцать семь секунд до взрыва, неспешно идущий прочь от эпицентра, держа руки в джинсовых карманах и насвистывающий что-нибудь из Гершвина. Причем он успеет зайти за угол, с ним ничего не случится, хотя все вокруг разнесет к ебаной матери. Я не такой, я бы бежал трусливо и очень стремительно. Зато за углом был бы намного раньше, а сигару, если бы я курил сигары, прикурил бы уже в укрытии. Причем не от бикфордова шнура, а от зажигалки или чем там прикуривают эти вонючие сигары?
       Я все время спешу. Например, мне на работу к девяти, а я всегда прихожу за полчаса до начала работы, хотя делать мне за полчаса до начала работы абсолютно не хуй. Я быстро ем, я очень спешу покинуть опять же работу, когда часы укажут восемнадцать ноль-ноль. Даже если меня никто не ждет. Даже если я никому не нужен. Я очень быстро куда-то еду на машине, все время отвлекаясь на мысль, что спешить-то мне и некуда, что в точке А я должен появиться, скажем, в двенадцать, сейчас только одиннадцать, а езды тут минут десять-пятнадцать. Спешу. Понимаю, что напрасно, но спешу.
       Я не могу себе позволить опоздать куда-либо и очень расстраиваюсь, если такое случается ( а такого почти не случается никогда), я тогда обязательно перезваниваю тем, кто меня ждет и предупреждаю об опоздании. Хотя и понимаю, что им на это абсолютно насрать. Но мне ведь не насрать. Я живу строго по времени. Мне на это точно не насрать.
       А еще я очень злюсь, когда мне приходится кого-то поджидать сверх положенного. Назначена встреча на пять, приди, сука, в пять, не в пять ноль пять, не в пять десять, а в пять! Не кради у меня, скотина, моих индивидуальных минут! Говорят, что время деньги. И пусть в моем случае это не так, все равно, вы ведь не считаете возможным спиздить у меня бабло? Так почему пиздите время? Или все-таки считает возможным? М? Хотя это ничего не меняет.
       Я каждый вечер курю на кухне в распахнутое окно. Прямо напротив, ребром, метров через триста стоит еще один дом. Так вот, очень часто я вижу в окне последнего этажа этого дома человека. Он к тому времени, как я подкуриваю сигарету, уже торчит в своем окошке и тоже курит. И никогда, понимаете, никогда еще не было такого, чтобы я выкурил свою порцию никотина позже его. Я стараюсь растянуть удовольствие, как бы соревнуясь с этим человеком и всегда проигрываю. К тому моменту, когда сигарета докурена мною до фильтра и я щелчком обожженных пальцев выбрасываю ее, этот человек все еще курит. Все еще курит! Он никуда не спешит. А я, блядь, не умею никуда не спешить.
       Мне когда-нибудь скажут, мол, так и так, в двадцать три ноль пять ты, парень, сдохнешь, так что приготовься, не надо слез, не надо возражений. И знаете что я тогда сделаю? Я лягу в уютный гроб часов в десять утра и буду ждать. Чтобы не опоздать.
       Но во всей этой гонке есть исключения. Вернее исключение. Когда я с ней рядом, я забываю про часы. И это все, что я могу сказать по этому поводу.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin