Александр Гутин

Поэзия и проза

Эмма Леопольдовна

       Эмма Леопольдовна считалась немкой, хотя ее грустные маслянные глаза и горбатый, как одноименный кит, нос, говорили совершенно о противоположном. Да, Эмма Леопольдовна с одной стороны была учительницей немецкого языка, но с другой стороны ученик шестого «В» Миша Хейфец таки был ее племянником.
       Одним словом, все было запутанно с одной стороны, а с другой стороны откуда было взяться немцам в Калинковке после сорок третьего года, когда партизанский отряд Тимофея Гнатюка выбил их из городка?
       Эмма Леопольдовна хранила в себе тайну происхождения с одной стороны, хотя все видели, как она в Песах хрустит мацой в учительской с другой стороны.
       Но и это совсем не факт, потому что мацой в Калинковке хрустят даже участковые и продавщицы бакалеи, а уж мацу с салом кто только не любит, даже Эмма Леопольдовна.
       Эмма Леопольдовна была дважды замужем. Впервые за председателем профсоюза, а второй раз за врачем-урологом. Ну, если с происхождением врача все казалось бы понятно, особенно учитывая его очки и отчество Самуилович, но с председеателем профсоюза не все так однозначно, так как Самуиловичей, ровно как и Моисеевичей на такую должность, сами понимаете, не поставят.
       Эмма Леопольдовна уходила от мужей тоже дважды и всегда сама. Первый раз после того, как пьяный председатель профсоюза случайно ущипнул ее за обширную ягодицу, Эмма Леопольдовна уничижительно посмотрела на него и со словами: «Я тебе не девка!», выбросила несчастного председателся с веранды в весеннюю траву.
       Второй раз она выставила вещи мужа молча, ничего не объяснив, так, что доктор Самуилович долго рыдал у калитки дома, хватался за сердце и наконец, уехал в другой город навсегда, позабыв на скамье автовокзала воспоминания и свой стетоскоп.
       Эмма Леопольдовна не имела собственных детей, зато учила чужих в средней школе номер два немецкому языку. Дети учились плохо, но никто учиться хорошо немецкому у них и не просил. Получив в атестате четыре, зная на языке Гёте только «дас ист фантастиш» они уходил в ПТУ где приобретали профессию токаря или фрезеровщика. Лучшие ученики школы поступали в текстильный техникум. Медалистка Лена Шапкина уехала в областной цннтр и поступила в пединститут. Ею гордился весь город.
       А потом Эмма Леопольдовна состарилась и умерла. Никто точно не знал на каком кладбище ее похоронить. На еврейском или на русском? Немецкого кладбища в Калиновке отродясь не было.
       Сошлись все-таки на еврейском. На всякий случай. Исключительно из метариальных сооброжений. На еврейском оказалось дешевле. Да, да, не удивляйтесь, евреи Калиновки в девяностых почти в полном составе уехали в Израиль и даже в Германию. А Эмма Леопольдовна продолжала всех запутывать, никуда не собираясь уезжать. Так вот, евреи уехали, а русские наоборот приехали из окрестных деревень в осободившиеся и вновь строящиеся квартиры. Потому спрос на места захоронения евреев упал, в виду их отсуствия, а русских вырос, в виду их присутствия, да и лихие девяностые подняли планку спроса до невиданных высот.
       Таким образом тайна происхождения Эммы Леопольдовны раскрылась сама собой.
       Сейчас в средней школе номер два немецкий преподает Ренат Абрамович. И опять все в недоумении. А дети по прежнему учатся на четверки. Ну, да дай им бог здоровьичка.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin