Александр Гутин

Поэзия и проза

О международных браках

       Тут разговор зашёл о международных браках. Это у нас любовь морковь, а у них там аморе мио и даже феличита.
       Я таких браков и просто половых еблей насмотрелся на своем веку достаточно. Прилично так, насмотрелся.
       Конечно, дамам проще. Они ведь ищут в основном защиту и денежку. Ну, еще со времен интердевочки повелось желать всяких шведов и прочих итальянцев. Они и ухаживают красиво, и бронзулетки дарят, и слова непонятные говорят в розовое ушко, и возят на море и кормят тирамиссу. И одеты они поголовно в модный крепдешин и шарфики. Это вам не Олег Семёнович из бухгалтерии. Он разве что пузырь «Абрау-Дюрсо» припрет и букет дохлых тюльпанов. Вот и стирай потом его трусы в полоску и корми куриными котлетками, потому что у него язва.
       И уж тем более не Славик из автосервиса с его селедочным перегаром и трауром под ногтями. Тот если и припрет что-нибудь, то сиську пиваса и тарань.
       С мужиками обычно по-другому. Они на такие интернациональные связи в основном идут не надолго, коитуса для и то ради экзотики.
       Ну, какой русский не хотел бы трахнуть мулатку? Хотя бы разок. Нет, ничего такого, но зато потом мужикам есть что рассказать, мол, была у меня одна черненькая, эх.. такое вытворяла, наши-то Маши такого и не умеют. С разбега горловой минет делала, а другой рукой эротический массаж. Хотя на самом деле ничего сверхъестественного и не было. Ну, что сверхъестественного может быть у русского туриста и проститутки в Амстердаме? Разве что отдельный тариф за анальный секс. Почпокались молча, попыхтели на незнакомом друг другу языке и разошлись в удивлении и непонимании нахуя это вообще.
       Но не все так плохо. Есть и исключения. и таких много.
       Живут люди вроде как. Привыкают к культуре, языку, жратве, даже матюгам.
       Вот у меня, правда, не сложилось. Были когда-то в юности поползновения, скрывать не буду. Чота-там кобелёж какой-то не умелый, ограниченный скудным языковым запасом на чужом языке, какие-то попытки рассказать на страшной смеси английского, иврита и еще примерно двадцати языков, историю о том, как я спиздил мешок гречки с продсклада. История смешная на самом деле. Но даме, не введённой в курс бытовых проблем средних российских девяностых, явно было трудно. А мне обидно. Я при помощи этой истории половину общаги в Брянске перешпохал.
       Да что там трудно, она охуела от фразы «Апон дэй ай эм спиздил …как это блядь…короче, биг бэг оф бэквит. Охуенно фанни!»
       Потом она что-то лепетала вроде «дарлинг», «ханни» и «бэбби», но меня это вообще не торкало. Даже наоборот. Ну, что за ханни? Что за бэбби? Какая-то порнуха, никакой души. Уж лучше бы молчала ей богу.
       Короче секс у нас практически не получился, хотя дама была весьма приятна на ощупь и эстетична с точки зрения туловища и лица.
       И с тех пор я понял одно. Секс дело хорошее. Но вот ебетесь вы день, два, неделю, да хоть месяц. А потом? Вам не о чем говорить, не о чем смеяться, не о чем грустить. Вам даже трахаться не о чем.
       Нет, может кому-то это и подходит. Но не мне.
       У меня другое детство, другое воспитание, песни, сказки, кино, книги, мир вокруг меня другой.
       И я сделал один вывод. Вывел самое важное для меня правило. Если человек не знает, кто такой Чебурашка, я с ним ебаться не могу. А уж жениться тем более. Это как скрещиваться с другим биологическим подвидом. Аморально и не кошерно.
       Так и живу. Хотя ни граммулечки не жалуюсь.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin