Александр Гутин

Поэзия и проза

История Лота

       Среди ранних библейских историй, больше всего мне нравится история Лота.
       Мужчина был племянником Авраама, который прожил интересную жизнь, полную приключений и разговоров с воображаемыми существами,и помер в рассвете сил, в сто семьдесят пять лет. Жить бы и жить, как говорится, но, как пишут в интернетиках, ушла эпоха, уходят лучшие.
       Лот к тому времени жил в городе Содоме, жил довольно нихуево, потому как был племянником того самого авторитетного Авраама.
       Место жительства Лот выбрал, мягко говоря, странное. Жители этого райцентра целыми днями только и делали, что трахались друг с другом, причем вне зависимости от пола и возраста. Кругом царила полнейшая толерантность, ежедневно маршем проходили гей-парады, в кинотеатрах показывали фильм про Горбатую гору и вообще, Содом напоминал чем-то Амстердам.
       До небесной канцелярии доходил, конечно, слухи, о том, что в Содоме и примкнувшей к нему Гоморре творится полнейший пиздец и половая разнузданность, но факты были, как бы не подтверждены.
       Чтобы подтвердить их, на землю были посланы два инспектора в виде ангелов.
       Лот, увидев их, угостил их хлебом, и стал приглашать к себе на постой.
       — Да нет, чего уж там, мы как-нибудь по простому, на улице переночуем. Тепло, слава богу, кровососущих насекомых не много, хотя спасибо, конечно, за заботу.
       — Нельзя вам на улице-то, может все-таки ко мне домой? У меня и раскладушечки найдутся! — не унимался Лот.
       — Да чего нельзя-то? Скажете тоже! Мы ангелы, мы где хотим, там и спим. А свежий воздух полезен для здоровья и все такое!
       — Да причем тут свежий воздух? Свежий воздух тут и ни причем вовсе! Нельзя вам, вот вам крест! Хотя нет, крест не вот вам, я пока не знаю, что такое крест. Но нельзя на улице вам спать, хоть вы тресните!
       — Лот, ты чего-то темнишь? Ты прямо говори, чего нельзя? А то вокруг да около, как маленький!
       — Выебут
       — Чего? В каком таком смысле?
       — В прямом. Придут и выебут. Это вам Садом, а не Торжок! Тут никаких сентиментов! Как есть говорю, выебут.
       Ангелы долго не верили, капризничали, но в конце концоа, на всякий случай согласились. Хотя они были и бесполыми, но экспериментировать не захотели.
       Итак, легли они спать, а тут в домофон кто-то звонит.
       Заспанный Лот поднял трубку и услышал голос:
       — Короче, сосед, тут такое дело. Мы, жители Содома, слышали, что к тебе свеженькие румяненькие гости пожаловали. Вот и не понятно, чего это ты этот факт от нас утаил? Мы прямо все возбудились и горим, потому как очень хотим прямо сейчас им вдуть. Так что ежели ты нас уважаешь, то выдай нам своих гостей, мы с ними в сауну поедем.
       Ангелы, услышав такой расклад аж побледнели. Лот пытался отмазываться, мол, гости это святое, мол, то да се. Бесполезно.
       Тогда Лот выложил последний козырь:
       — Знаете что? Есть у меня две дочки, приличные девочки, на фортепиано играют. Заберите их. Жаль, конечно мне их, но что поделать. Но ангелов трахать не дам, хоть сдохните.
       Содомиты очень осерчали, стали плеваться, бросаться верблюжьими какашками в окно, говорить всякие обидные вещи.
       Но тут у ангелов сработала очень замедленная реакция, и они внезапно вспомнили, что они таки ангелы и потому, сказав «трах-тибидох», лишили жителей города зрения и сказали:
       — Короче, видим, тут у вас все серьезно, что не город, а какая-то анальная федерация. Посему бери своих дочерей, бабу свою тоже бери, зятьев и вообще всех родственников, кого захочешь и прямо сейчас валите из города вприпрыжку, потому, как тут сейчас начнется большой пиздец и аппокалипсис. Мы таких вещей не прощаем, и каждому, кто покусится на нажу ангельскую жопу придет, как говорят на Украине пiзда. Только одно условие, когда валить будете, назад оборачиваться строго запрещается. Иначе смерть, говно, кишки по стенам, дети сироты. Понятно?
       — Что ж тут не понятного?- прошептал бледный от ужаса Лот и начал собирать чемоданы.
       Надо сказать, что зятья Лоту не поверили.
       — Разводят тебя, папа- сказали они- как пить дать. Мы сейчас за порог, а эти ангелочки похватают все ценное и недвижимость на себя перепишут. Ничему вас жизнь не учит! Ни ханаанские войны, ни МММ.
       — Ну, и хуй с вами- сказал Лот и вышел из города с женой и дочками.
       И вот, когда они двинулись к городу Сигор, в Содоме началось. Всё вот это вот. Пепел, огонь, лава, раскаленное небо и всеобщая братская могила. Жена Лота не выдержала, и чтобы посмотреть на фейерверк, оглянулась, но тут же превратилась в соляной столб из спресованной чистой поваренной соли мелкого помола «Экстра».
       Дойдя до Сигора, Лот с дочерьми поселился в пещере забухал. Понять мужчину можно. Жилплощадь сгорела. Жена превратилась в минералы. Имущество не уберег. Две дочери оказались вдовами. Ну, не пиздец ли?
       А дочери, также изрядно охуев от происходящего, решили, что во всем мире только и осталось людей они да батя.
       И, возложив, на себя роль спасения человечества, решили с батей переспать. Тем более, он находился в невменозе и особенно не понимал, что происходит.
       У старшей от этого инцеста родила сын Моав, родоначальник моавитян, а у младшей Бен-Ами, родоначальник аммонитян.
       Далее о Лоте в писании больше ничего не говорится. Либо мужчина спился, либо помер. Что, собственно, уже не так важно.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin