Александр Гутин

Поэзия и проза

Что хотел сказать Пушкин в своем произведении «Дубровский»? Ну?

       — Что хотел сказать Пушкин в своем произведении «Дубровский»? Ну? Желающие есть? Нет? Лес рук! Ну, тогда я сама вызову…таааак…к доске пойдет….к доске пойдёт…Гутин!
       — А чего я?
       — А почему, собственно, не ты? Ну, отвечай!
       — Пушкин в своем произведении «Дубровский» рассказал о своеволии Троекурова, о чести и достоинстве Дубровского старшего, о любви Маши и…
       — Достаточно! Бестолочь! Пушкин хотел сказать нам о том, что русская революция неминуема, что придет время и простой народ свергнет рабский гнет капиталистов, и создаст новое социалистическое государство! Ты это понимаешь? Новое! Социалистическое! Государство! Которое как называется?
       — Эээээ…
       — Советский Союз! Гений Пушкина в том, что он все знал и предвидел еще девятнадцатом веке! Бетолочь! Садись, два!
       Ничего не меняется. Со времен моих школьных лет прошло куча времени, а люди все еще читают жопой. Не глазами, как это предполагается по инструкции, а именно жопой. В совершенно безобидных буквах они умудряются разглядеть такое, что я, как автор, давно познал полностью смысл слово «охуеть». Я очень часто даже представить не могу, как люди находят в моих словах такое, о чем я даже подумать не мог, потому как моя фантазия работает отвратительно по сравнению с их фантазией.
       Когда-то у меня был товарищ, он приехал в Израиль на ПМЖ в начале девяностых по причине того, что был убежденным сионистом, но к концу девяностых, он уже жил в городе Монреаль, провинция Квебек, Канада.
       Помню, по-моему в 1997 году, он толковал песню Бориса Гребенщикова «Пятнадцать голых баб» так, что даже сам БГ, который временами и сам не очень четко понимает символику шифров своих песен, если бы услышал эти толкования, он бы принял отнюдь не буддизм, а начал бы отращивать пейсы.
       Напомню куплет:
       Что толку быть собой, не ведая стыда,
       Когда пятнадцать баб резвятся у пруда;
       Нагие поезда, пустые города,
       Пришедшие, увы, в упадок навсегда. …
       — Пятнадцать голых баб! Пятнадцать! Ничего не напоминает, а?- хитро прищуриваясь спрашивал он меня.
       — Нет, ничего в голову не приходит- честно признавался я.
       — Эх, ты! А колена Израилевы?! Неужели тебе это даже в голову не пришло?!
       — Постой, но колен было двенадцать!
       — Нет в тебе ни капельки воображения! Ни капельки нет! Двенадцать колен, правильно. Но отец, сын и святой дух! Двенадцать плюс три! пятнадцать! Все сходится! Бинго! Понял теперь, бестолочь?
       Про бестолочь я уже где-то слышал, но тем ни менее робко поинтересовался:
       — Какой отец, какой сын и какой святой дух в иудаизме? Причем тут колена Израилевы?!
       — Притом! Все взаимосвязано. Тут рождение христианства. От веры сынов Израилевых до отца сына и святого духа. Это очень тонко, очень!
       — Действительно очень. Ладно, а причем тут нагие поезда и города, пришедшие в упадок?
       — Нагота, как и нагота голых баб, это символ того, что народу перед господом нечего скрывать. Чистота тела и души. А в упадок почему? Да потому что Храм был разрушен. И хуй пойми, когда его отстроят заново. Все просто, а ты дебил.
       Одним словом, история продолжается. И иногда меня комментируют такие пассажиры, что мне кажется, что мой израильско-канадский приятель продолжает рассказывать мне через разных персонажей интернета то, о чем я же написал.
       Предположим, напишу я предложение:
       — Люди едут по пробкам в «Ашан».
       Тут же меня спросят, а хули тебе не нравятся московские пробки? Пиздуй назад в свой Гоаножопск. Понаехали тут. И Собянина своего забери.
       Или упрекнут, мол, конечно, не все такие крутые зажравшиеся мудаки, как ты. Некоторое в «Ашан» ездят, им не до «Азбуки Вкуса», как тебе, буржуйская морда.
       Или скажи, мол, спасибо, что ты ездишь в «Ашан» мог бы и пешком ходить по лесу в метель, мол, наша бабушка молодой десять верст по полю отматывала, чтобы в школу попасть, а ты молчал бы, неженка хуев.
       Или, конечно, люди едут, а ты небось, морда, и к людям простым себя не причисляешь? Возомнил себя звездой и небожиелем?
       Ну, и так далее. Люди читают жопой. Не глазами,пытаясь вникнуть в смысл хотя бы неможечко, нет. А именно своей жопой, у которой нет глаз, зато она может очень доступно объяснить, что хотел сказать Пушкин, что спел Борис Гребенщиков, и какого хуя я плохо говорю об «Ашане» и его разнообразном ассортименте.
       Такие дела.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin