Александр Гутин

Поэзия и проза

На районе

       — Виконт, вы также, как и я имеете честь видеть этого господина в макинтоше, коего никогда ранее мы не видели на светских раутах в нашей округе?
       — Вы удивительно наблюдательны, барон, этот субъект действительно никогда не был замечен мною ни на балах, ни в присутствии. Я имею совершеннейшее убеждение, что мы, как местные завсегдатаи, должны познакомиться с этим господином.
       — Оппа, оппа! Не гоните так свой кэб, милорд! Извольте отвечать с какого графства имели честь приехать в наш благословенный край?
       — Приветствую вас, господа! Я с превеликим удовольствием отвечу на все вопросы столь уважаемых джентельменов, но прежде вынужден узнать, какова цель вашей заинтересованности?
       — Могу ли я узнать в чем причины излишней пылкости в разговоре с нами? Что ж, если вы так просите, то не смеем отказывать. Есть целый сонм причин. Ну, к примеру, не найдется ли у вас расшитого гладью шелкового кисета с табаком? А может быть вы дозволите совершить звонок с телефонного аппарата в вашем имении?
       — Что вы, милостивые господа! Не имею пагубной привычки употребления пахитосок! Да и телефонного аппарата у нас в имении отродясь не было. Папенька мой взглядов весьма консервативных и для доставки корреспонденции пользуется почтовыми голубями.
       — Ну, коли так, то у нас остается только один вопрос, сэр, что если мы с виконтом все же найдем у вас то, что вы так отчаянно отрицаете? Вынуждены просить вас подпрыгнуть! Ну, же!
       — Но, господа!…
       — Прыгайте, милорд, прыгайте. Чу?! Что я слышу? Уж не звон ли это золотых шиллингов? Стыдитесь, право же! Неужто говорить заведомую ложь достойно человека вашего положения и сословия?!
       — Ах, что вы! Я вынужден вас разочаровать, джентельмены! Это и не шиллинги вовсе, а всего лишь несколько жалких пенни! Семья моя, некогда знатная и зажиточная, из-за папеньки мота и игрока, пришла в полнейший упадок, и родитель мой давненько не балует меня наличными средствами…
       — И все же, глубочайше прошу прощения, вы не представились…
       — Генри…
       — И все же, дорогой Генри, коль проведение столкнуло нас в этот час, не могу отказать себе в удовольствии принять от вас эти монеты, пусть и не большого достоинства.
       — Но, господа!…
       — Ах, Генри, поверьте же, нам с виконтом совсем не хотелось бы причинять вам физической боли и наносить увечья, которые отнюдь не украсили бы вашу молодую и насыщенную жизнь. Прошу принять во внимание, что виконт совершенно чудесно боксирует на кулаках, а что касается вашего покорного слуги, то не могу не похвастать своим совершеннейшими навыками метания кинжалов. Не хотите ли, достопочтимый Генри, увидать это воочию?
       — Никак нет, сэр, позволю себе воздержаться и от всего сердца прошу принять эти несколько пенни. Я уверен, что такие приличные господа, как вы, пожертвуете их в англиканскую церковь.
       — Премного благодарны, позвольте выразить наше расположение вам и вашей благородной семье.
       — Честь имею, господа!
       — Честь имеем, Генри! Честь имеем!

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin