Александр Гутин

Поэзия и проза

Понты для приезжих

       У каждого города, друзья мои, свои понты. В любом, да точно вам говорю, абсолютно любом городе.
       Ну, про жителей Москвы, думаю, даже не надо и упоминать. Коренные москвичи, бабушки которых по лимиту перебрались из Выдропужска, существуют в абсолютной уверенности, что сразу за МКАДом живут люди с песьими головами, в лаптях поверх носков из волчьей шерсти. Они каждую субботу собираются в лесах вокруг столицы, смотрят на нее сквозь заросли осин, потрясаяют топорами и острогами и едят сырое просроченное мясо.
       Те из них, кто, надев человеческую маску каким-то немыслимым способом «понаприезжает» в Москву, мечтает только о нескольких вещах: отобрать у москвичей их квартиры и всю работу в радиусе трехсот метров от их подъезда. Кроме того все немосквичи — быдло, не любят Альмодовара и Джармуша, пьют дешевое пиво, лузгают семки и сцут в детских песочницах.

       Питерские понты — это отдельные понты. Надеюсь, тоже никого ими не удивить. А все потому, что в этой культурной столице даже на хуй посылают, поправив роговые очки и придав голосу этакАй дорянскЕй акцент и шарм. В Питере принято грустить и депрессировать. Я вам клянусь, что из добрых трех-четырех десятков моих питерских знакомцев и товарищей, только пяток максимум я могу назвать человеком «на позитиве». Остальные находятся в перманентной хандре, депре и запое. Многие грешат на влажный климат Лениграда…не знаю, не знаю… Тем не менее, миф для приезжих о, якобы, библиотечной интеллигентности обитателей Питера, настолько живуч и вязок, что, получив пизды в одной из подворотен этого города, вам непременно захочется извиниться за дешевый мобильник, с которым вы расстаетесь, а потом прочитать вашим обидчикам что-нибудь из Бродского.

       Или взять Одессу. У всех этот город вызывает непреодолимое желание улыбнуться. Ведь именно там, между Дерибассовской и Малой Арнаутской делают весь импорт, а также говорят на восхитиельном псевдоеврейском арго. Складывается впечатление, что говорить с «одессизмами» умеют только приезжие. Коренные одесситы морщат носы и заявляют, что все эти Бабели, все эти «Ликвидации» и сериалы про Мишку Япончика ничего общего с тем самым одесским языком не имеют. Что, мол, это все суржик для приезжих и полная чушь. А на самом деле в Одессе говорят иначе.
       То есть как это должно выглядеть? Сидят-таки одесситы на лавочке у рынка, один другому:
       — Зяма, я дико извиняюсь, и что ви, таки жените своего Левочку на этой шиксе?
       — А что делать, Додик? Этот шлемазл подведет меня под цугундер. Мы с Брохой кушаем одно спасибо, а этот сын Ротшильда решил устроить версаль с фонтаном!
       — Но, Зяма, эта шикса — русская, как белая береза, азохэн вэй, что сказала бы ваша мама Сара Моисеевна, дай ей Бог здоровья, хоть она уже лет десять как на кладбище..
       — А что, разве детям интересно, что вокруг них живые родственники? Они же делают, что хочут…
       Ну, и так далее. Но тут один из них смотрит по сторонам и говорит: «Зяма, по-моему, вокруг нет ни одного туриста, прекратите выебываться и давайте разговаривать нормально, по-нашему, по-одесски».

       То есть это так должно выглядеть? Я правильно понимаю? Дорогие одесситы, ну если все эти Ликвидации говорят не по-одесски, то расскажите, как надо говорить? Я, общаясь с десятками жителями вашего города, никогда не слышал ничего особенного. Может быть, одесский говор — это миф? Или он исчез до вашего рождения? Одним словом, не ебите мне мозги, пожалуйста. А если вам очень хочется это сделать, то идите на Привоз, купите себе петуха, а дальше сами знаете.

       Киев. Если честно, побывав там неоднократно, я не очаровался этим городом так, как это принято делать. Ну, а байку про то, что в Киеве самые красивые девушки я слышал как минимум в двадцати городах бывшего Союза. Правда в каждом из них утверждали, что самые красивые девушки именно у них. Но Киев по этому спорту превзошел всех. Так вот, я вполне официально заявляю. Да, в Киеве есть красивые девушки. Есть даже очень красивые. Но количество их ничем не отличается от красивых девушек других городов. Я имею в виду процентное соотношение. И меня никто не переубедит в этом. Кстати, если судить поверхностно, то в Москве в метро ездят больше красавиц, чем в Киеве. Но это так, навскидочку. Может, красивые киевлянки переехали на Московскую Ленинградку? Сомневаюсь, конечно. Но в качестве трололо можно допустить и такую версию.

       Да что там столицы и общеизвестные мемы. Взять даже Самару. Тут все приезжие первым делом бегут выпить пива на знаменитом «Дне», где пиво продают прямо с завода 188-какого-то там года. Считается, что вкуснее пива нет нигде в мире, а все эти чехи со своими «Джбанеками» — жалкие дилетанты. Приезжие реально хвалят и восхищаются напитком Богов, который, на самом деле, льют из того же крана, что и пиво, продающееся в любом самарском ларьке. Это не говорит о том, что оно невкусное. Оно тут в разы качественнее и вкуснее любого пива, продающегося в Москве. Это говорит о том, что оно, блядь, такое же.

       Одним словом, понты для приезжих есть у всех и везде. Единственно верно это только то, что в Амстердаме пидорасов больше, чем в Махачкале. Но на то есть свои причины. Уж не знаю, какой из этих городов вы выбрали. Хотя нет, знаю конечно.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin