Александр Гутин

Поэзия и проза

Шпионская история

       Однажды мы с Владиком ловили настоящего шпиона. Вернее как, он конечно был не такой уж и шпион, но ловили мы его, как выяснилось, совсем не зря.
       Жил в нашем доме, во втором подъезде дядя Жора Ассириец. Хуй его знает какая у него была фамилия, все его звали Жора Ассириец, потому что он и впрямь был ассирийцем по национальности. Выглядел он натуральным хачом, черножопый такой, смуглый, во рту золотая фикса, рубильник вместо носа и брови как у Леонида Ильича.
       Но мы его любили. Во-первых, он по-русски говорил без акцента, во-вторых был богатым, так как ездил на шестерке Жигулей цвета «белая ночь», в-третьих он нормально относился к нам, малолетним пиздюкам, подогревал нас от не хуй делать всякими ништяками типа конфет и шоколадок, а однажды подарил настоящий футбольный мяч, весь разрисованный автографами членами команды «Торпедо» Кутаиси. Мяч сразу стал общаковым и играли мы в него только по особенным случаям, ну, например с мудаками с 40-го дома.
       Жил дядя Жора один, тети своей не имел. Жил, как говорили, хорошо. Румынская стенка, хрусталь, цветной телевизор «Рубин», двухкамерный холодильник «Ока-2». Чем конкретно он занимался никто не знал, да и всем было откровенно насрать. Знали, что мутил что-то на рынке, этой информации всем хватало. По представлениям тогдашнего плебса все евреи и кавказцы жили заебись. Дядя Жора был ни тем, ни другим, а чем-то средним. Поэтому по идее он должен был жить еще лучше.
       Но однажды у дяди Жоры появилась тетя Лора.
       Мы с Владиком сидели на лавочке у подъезда и ждали Мишу Хряка, который взял у Владика покататься велик буквально на один круг вокруг дома, а сам куда-то уебнул и уже минут пятнадцать как не появлялся. Так вот, мы сидели и придумывали наказание коварному Мише Хряку.
       — Пизды дам — сказал Владик.
       На этом мы придумывать перестали по двум причинам.
       Первая причина это то, что наказание Владик уже придумал. А вторая причина это появление дяди Жоры Ассирийца. Под руку его держала женщина настолько роскошных форм и внешности, что мы даже забыли о велике и буквально остолбенели.
       Женщина была выше дяди Жоры на голову, а также значительно шире его. Позже мы сошлись во мнении, что таких сисек, как у данной тети мы не только не видели никогда, но даже не подозревали о существовании такой мутации. Общую картину завершал необъятная задница, золотистый лакированный начес на голове, кроваво-красная помада на губах и туфли на высоченной шпильке. От нее пахло духами так, что нам с Владиком вкружило головы и мы восхитились окончательно.
       — Здравствуйте, пацаны- поздоровался дядя Жора- Чо как дела?
       — Нормально — ответили пацаны, то есть мы- Дела заебись.
       — Вы уж не выражайтесь при дамах — попросил дядя Жора- Знакомьтесь, кстати, это Лора. Как бы моя жена.
       — Привет, мальчики- неожиданно мягким голосом мяукнула тетя Лора.
       — Здрасьте — кивнули мы и покраснели.
       Так у дяди Жоры появилась тетя Лора. Дядя Жора ее явно баловал. Покупал ей цветы чуть ли не ежедневно, хотя может и не покупал, он ведь на рынке что-то мутил, может просто пиздил, водил ее в кинтеатр, рестораны и просто выгуливал. Тетя Лора нигде не работала, и пока дядя Жора Ассириец зависал у себя на рынке, она, в ажурном пеньюаре, сидела на балконе, пила кофе и иногда махала нам пухлой ручкой «Привет, мальчики!».
       Гена Крыса пару раз подкрадывался под балкон и пытался через щель между полом и стенкой этого самого балкона разглядеть что у тети Лоры под пеньюаром. Нам говорил, что даже видел ее пизду. Но мы знали, что Гена пиздит. Не потому что у тети Лоры не было пизды, а потому что Гена был пиздуном еще тем.
       Так прошло полгода примерно. И вот мы с Владиком стали замечать, что каждый день, примерно в обед, к нашему дому подъезжает черная, наглухо затонированная «Волга». Выходил из нее странный и подозрительный человек. В черном костюме, в черных же очках на лице. Черные волосы на голове были аккуратно зачесаны на пробор. Короче, черный человек.
       В черного человека, черную руку и прочюю хуйню мы Владиком не верили. Пусть в эту поебень первоклассники верят. Но человек был очень и очень подозрительный. Никто у нас так не одевался. А наличие черной «Волги» говорило о финансовой состоятельности ее владельца.
       Человек выходил из машины, запирал ее на ключ, озирался по сторонам, внимательно смотрел по сторонам сквозь очки и как бы невзначай, заходил в подъезд, бесшумно прикрыв двери за собой.
       — Чо за хуй такой? — неодумивал я.
       — Подозрительный тип — соглашался Владик.
       — К кому ходит-то?
       — Хуй его знает. Выясним.
       — А вдруг это шпион? — первым я выдвинул эту версию.
       — Да ну, хуле ему у нас во дворе делать? У нас тут из химического оружия только баба Паня, когда дверь в квартиру открывает, а оттуда вонь от ее двадцати ебучих котов на весь подъезд.
       — Не скажи- возразил я- Может быть у него тут явка. Может он тут со своими встречается, сведения передает американцам, пидорас такой. Видал как он озирается и крадется? Сто пудово тебе говорю, это американский шпион.
       Аргументы были сильны, Владик согласился и мы свято поверили в то, что человек в черном был настоящим шпионом.
       На следующий день, как только черная «Волга» припарковалась у нашего дома, мы с Владиком метнулись в подъезд и затаились. Через некоторое время дверь тихо скрипнула и мы мы едва услышали тихие шаги. Мы сидели на ступеньке между третьим и четвертым и лично мне неожиданно стало ссыкатно, что этот шпион поднимется выше и столкнется с нами. Хуй его знает этих резидентов, может он нас с Владиком придушит на хуй как свидетелей. У меня даже засосало под ложечкой от этой мысли, я посмотрел на Владика и понял, что он тоже присцал, так как ебальник у него был белым, как мел, а по лбу катилась капелька пота.
       Но шпион до нас не дошел, остановился на третьем этаже и тихо-тихо постучал в дверь. Щелкнул замок, дверь открылась и мы почувствовали запах духов.
       Выскочив из подъезда, мы забежали за дом, сели на бревно и стали подводить итоги.
       — Вот пизда, а? — возмущался Владик- Дядя Жора ее к себе привел, а она типа шпионам помогает? Ну, не сука? А еще красивая и сиськи вон какие! Вот пизда, а?
       — Да погоди ты, а может дядя Жора в курсе? Может он тоже шпион. Может он специально ее привел, чтобы когда он на работе, она могла от шпионов сведения получать.
       — Да ну, ты чо! Это же дядя Жора! Он же нормальный вроде.
       — Ну и что, что нормальный? Может он уже давно прикидывается- не отступал я- Они знаешь какие артистичные эти шпионы? Про Штирлица смотрел? Тот вообще хуй знает сколько времени прикидывался.
       — Не, ну дядя Жора этой Лоре цветы дарит там, в кино водит, любит типа- возразил Владик.
       — И хуле? Американцы им деньги дают, вот и водит на халяву. Заодно и сам фильмы смотрит. Точно тебе говорю, они там все заодно.
       Потом мы долго думали что делать и куда донести о государственной измене в виде наличия у нас во дворе семейки вражеских агентов.
       В ментовку идти было стремно. Но Владик сходил. Правда его дальше дежурного не пустили, сказали, чтоб он уебывал и если еще раз они его увидят, то дадут пизды и самого посадят в детскую колонию. Правда сначала смеялись с его рассказа о наших расследованиях.
       В конце концов мы решили рассказать все Володе.
       Володя тоже был мент, но он был как бы свой мент, потому что жил тоже в нашем доме. Правда работал в другом отделении, не нашем. А еще Володя нещадно бухал по выходным. Ну, как нещадно? В говно. Причем полное говно.
       А был четверг, утро, Володя вроде как был дома после дежурства, поэтому надо было найти Володю как можно быстрее, пока он мог переваривать информацию.
       Короче, Володя с утра уже принял на грудь, поэтому был в состоянии еще не в говно, но уже весел и позитивно расположен к общению.
       Ну, мы ему все и рассказали. И про черную «Волгу» и про черного человека, и про нашу слежку, и про тетю Лору с дядей Жорой.
       — Ни хуя себе! — возмутился Володя — Это под носом у представителя власти и правопорядка, такой вертеп врага? Это же пиздец, товарищи дети! Не сцать! Старший лейтенант Владимир Тепляков на чеку! Пошли прямо щас, возьмем всех с поличным!
       — Сейчас не возьмем. Шпион только к обеду приедет- сказал я.
       — По хую! Накроем в обед! — ответил Володя и выпил.
       Вобщем до обеда мы всячески отвлекали Володю и старались, чтобы он не сильно нахуярился. Но он все равно нахуярился. Правда не так чтоб очень. Ходить мог. И говорить тоже.
       Короче, в обед, когда черная «Волга» подкатила к дому, а черный человек зашел к тете Лоре, группа захвата в лице нас с Владиком и Володей стояли у подъезда в полной боевой готовности. Володя надел ментовский китель и фуражку. Правда ниже пояса был облачен в треники с педалями и в домашние тапки цвета «интенсивный бордо».
       — Подождем — сказал Володя — Пусть расслабятся, успокоятся, убедятся, что хвоста нет. Минут через тридцать брать будем. Тепленьких.
       Через полчаса мы поднялись к явочной квартире и Володя позвонил в дверь.
       Не сразу, после длительной паузы, из-за двери послышалось осторожное мяуканье тети Лоры:
       — Кто там?
       — Откройте, милиция! Живо! — ответил Володя и даже потянулся к отсутствующей кобуре.
       — Какая милиция?- недоуменно спросила тетя Лора из-за двери.
       — Советская милиция! А вы что, американских полицейских небось ждали? — сорвался на фальцет Володя — Открывайте немедленно! Стрелять буду!
       Тетя Лора отворила и хотела что-то сказать, но Володя профессионально оттолкнув ее, уже ворвался в квартиру.
       — Что вы себе позволяете? По какому праву?- закудахтала тетя Лора.
       — По такому праву! По нашему советскому праву! Где второй? Говори! В глаза смотри! — не унимался Володя.
       — Какой второй? Нет тут никакого второго! Господи, да что тут такое творится?
       Но второй уже нашелся. Ворвавшись в спальню, Володя вынул из под одеяла обнаженного мужчину. Он был худ и совсем не страшен. Рядом, на кресле были аккуратно сложены его черные брюки, а на трюмо лежали черные очки.

       Дядя Жора тетю Лору выгнал. Она вышла из подъезда с большим чемоданом в руках. Казалось, что она не такая уж и высокая, а грудь у нее стала как-то даже меньше, не говоря уже о каблуках. Под глазом опух плохо замазанный тональным кремом синяк.
       Тетя Лора посмотрела в нашу сторону, вздохнула и села в приехавшее такси. Больше мы ее никогда не видели.
       А дядя Жора в тот же вечер подарил нам еще один футбольный мяч. Тоже с автографами. Только игроков другой команды. Не помню точно какой, по-моему «Гурия» Ланчхути.

Александр Гутин. Поэзия и проза © 2016 a-gutin